Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Агентские и комиссионные договоры
 
ДОГОВОРЫ МОРСКОГО АГЕНТИРОВАНИЯ
Виктория КРАСИЛЬНИКОВА
Специально для 'Юридической практики'

Несмотря на то что об агентских договорах уже неоднократно писали на страницах 'ЮП', тема эта остается по-прежнему актуальной. Поскольку правовые источники регулирования деятельности морского агента не охватывают сегодня в полной мере реалии взаимодействия морских портов и морских агентов, хотела бы рассказать вам, уважаемые читатели, о тех проблемах, с которыми приходится сталкиваться как морским портам, так и морским агентам при осуществлении хозяйственной деятельности.

В области торгового мореплавания используется понятие 'договор морского агентирования'. В статье 116 главы 5 Кодекса торгового мореплавания Украины (КТМ), принятого 23 мая 1995 года, определены понятия и признаки такого договора: 'в морском порту или вне его территории в качестве постоянных представителей действуют агентские организации (морской агент), которые по договору морского агентирования за вознаграждение обязуются предоставлять услуги в области торгового мореплавания'. Нормы главы о договоре морского агентирования являются диспозитивными, то есть позволяют сторонам согласованно отказываться от их применения и регулировать свои правоотношения иным образом. Так, в статье 14 КТМ предусмотрено, что 'стороны вправе отойти в договоре от правил настоящего Кодекса, касающихся соответствующего договора, если этими правилами не установлено иное'. При этом к гражданским, хозяйственным и иным правоотношениям, возникающим из торгового мореплавания и не регулируемым КТМ, соответственно применяются правила гражданского, хозяйственного и иного законодательства (статья 4 КТМ).

Исходя из определения агентского договора, данного в статье 116 КТМ, морской агент является представителем судовладельца. Следовательно, отношения агента и судовладельца подчиняются положениям Гражданского кодекса Украины (глава 17), посвященным институту представительства, а также положениям Хозяйственного кодекса Украины (глава 31), которым агентская деятельность отнесена к коммерческому посредничеству.

Общим в нормах ГК, ХК и КТМ является то, что представитель - коммерческий представитель, коммерческий агент, морской агент - обязан совершать сделку от имени стороны, которую представляет.

В силу объективных причин и необходимости оперативного обслуживания судов, во избежание их простоя даже на период согласования и заключения договора, морской агент чаще всего заключает договоры с морскими портами и иными предприятиями, учреждениями, организациями от своего имени. Таким образом, морской агент приобретает права и становится обязанным по сделке с третьими лицами. Морской агент не является потребителем услуг портов, услуга оказывается судну, агентируемому морским агентом, то есть фактически судовладельцу.

Порт также заинтересован в таком договоре. Прежде всего это снижает финансовый риск, конечно, при условии почти стопроцентной предоплаты. В таком случае, если и возникнут спорные суммы, то, как правило, незначительные по сравнению с основной стоимостью услуг и размером портовых сборов. Их можно будет взыскать и с агента. К сожалению, в отечественном законодательстве такие правоотношения не урегулированы специальной нормой.

В КТМ Российской Федерации 1999 года, в статье 232 установлено: 'По договору морского агентирования морской агент обязуется за вознаграждение совершать по поручению и за счет судовладельца юридические и иные действия от своего имени или от имени судовладельца в определенном порту или на определенной территории'.

А в ГК Российской Федерации (глава 52) с 1996 года предусмотрены правовые основания для совершения агентом сделки в пользу принципала от своего имени. Согласно статье 1005 ГК РФ:

'По агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала, либо от имени и за счет принципала.

По сделке, совершенной агентом с третьими лицами от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хоть принципал и был бы назван в сделке или вступил бы с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала'.

При этом 'к отношениям, вытекающим из агентского договора, соответственно применяются правила о договорах поручения и договорах комиссии, в зависимости от того, действует агент по условиям этого договора от имени принципала или от своего имени' (статья 1011 ГК РФ).

В нашем случае, ввиду отсутствия таких, как в российском законодательстве, норм, мы вынуждены руководствоваться общими нормами ГК и ХК. Юридическим основанием действий агента служит договор. Статья 11 ГК: основанием возникновения обязательств является договор (пункт 1). Статья 174 ХК: основания возникновения обязательства - из хозяйственных договоров, предусмотренных законом, а также из сделок, не предусмотренных законом, но не противоречащих ему. Статья 6 ГК: стороны вправе заключать договор, который не установлен актами гражданского законодательства, но отвечает общим началам гражданского законодательства. Статья 204 ГК о презумпции правомерности сделки: 'Сделка является правомерной, если ее недействительность прямо не установлена законом'. Аналогичные нормы содержал и Гражданский кодекс 1963 года (статьи 4, 151, 48).

Исходя из перечисленных норм, договор, заключенный морским агентом от своего имени, но в интересах судовладельца, с морским портом, может иметь место и является правомерным. При этом обязательства по договору, взятые на себя морским агентом (в том числе и финансовые - по своевременной и полной оплате портовых сборов и услуг), должны быть исполнены в соответствии со статьей 526 ГК надлежащим образом.

При кажущейся простоте и ясности в части того, кто несет ответственность за невыполнение либо ненадлежащее выполнение обязательств по такому договору, имеется масса судебных споров по установлению надлежащего ответчика - агент или судовладелец. Судебная практика формировалась неоднозначно. Споры рассматривались в разных судебных инстанциях. Основаниями для отказа порту о взыскании задолженности с агента за услуги порта по договору, заключенному агентом от своего имени, были выводы суда о том, что, согласно главе 5 КТМ, морской агент является представителем судовладельца и действует в пределах своих полномочий по договору морского агентирования, фактически услуги потреблялись судовладельцем, агент действовал за счет судовладельца, а значит финансовые обязательства возложены на судовладельца. При этом нормы ГК о правах и обязанностях по договору не применялись, поскольку нормы КТМ являются специальными.

В последнее время судебная практика при разрешении таких споров изменилась.

Суд, руководствуясь статьями 4, 14 КТМ, статьями 4, 151, 161 ГК от 1963 года, принимает решение о взыскании с агента задолженности. Мотивация следующая: 'договор между морским агентом и морским портом на оказание последним услуг не подпадает ни под один из определенных в разделе 'Отдельные виды обязательств' ГК УССР договоров, но не противоречит действующему на время его заключения законодательству. В данном случае обязательства у сторон возникают из договора и должны выполняться в соответствии с его условиями. Нормы КТМ в части морского агентирования не являются императивными'.

Все эти судебные споры и то, что в основном морские агенты заключают договоры от своего имени, говорит о необходимости урегулирования этого вопроса на законодательном уровне. Очевидно, что необходимо внести изменения в части морского агентирования в КТМ, а возможно, учитывая, что не только в торговом мореплавании у агента возникает необходимость совершать сделку от своего имени в интересах принципала, внести соответствующие изменения в ГК и ХК.

Существует еще одна проблема, требующая законодательного урегулирования, - это форма договора морского агентирования. Сложившаяся практика заключения договоров между судовладельцем и агентом должна найти свое отражение в законодательных актах.

В силу специфики морского судоходства нередко заключение договора производится путем обмена телексами-номинациями или письмами. КТМ не содержит требований к форме договора. При этом пункт 'а' статьи 117 КТМ обязывает морского агента осуществлять свою деятельность в соответствии с обычной практикой морского агентирования. В ГК 1963 года для такого договора не установлена обязательность письменной формы сделки. Только в случае, если судовладелец является нерезидентом, то Законом 'О внешнеэкономической деятельности' предусмотрена простая письменная форма внешнеэкономического договора. Со вступлением в силу новых ГК и ХК ситуация изменилась. Пункт 4 статьи 203, пункт 2 статьи 207, пункт 1 статьи 208 ГК и пункт 4 статьи 297 и статья 382 ХК устанавливают обязательность заключения сделки, совершенной юридическим лицом, в письменной форме, подписание лицом, уполномоченным на это его учредительными документами, доверенностью, законом или другими актами гражданского законодательства, и заверение печатью.

Для выполнения этих формальностей необходимо, прежде всего, время - время на отправление и затем получение по почте договора с подписью и печатью. А им ни судовладелец, ни морской агент не располагают, так как оба работают зачастую (если это не линейные рейсы) в оперативном режиме. Поэтому наработанным вариантом были телексы-номинации, не содержащие ни подписи, ни печати.

Следует отметить, что невыполнение требований о письменной форме договора в части наличия подписи и печати в момент заключения договора может привести к признанию договора незаключенным. Однако дефект формы договора при совершении сделки не влечет признания сделки недействительной, кроме случаев, установленных законом (пункт 1 статьи 218 ГК). В отношении договора морского агентирования законом прямо не установлено признание такого договора недействительным при несоблюдении письменной формы. Проблемы могут возникнуть при споре с налоговыми органами для подтверждения того, что морской агент действовал на основании договора поручения и не являлся покупателем, а затем продавцом услуг, товаров (имеется в виду снабжение, вода, топливо для судов), что предусматривает иной порядок налогообложения, чем при выполнении операций по договору поручения.

Сложности могут быть у морского агента - резидента Украины, который заключил договор с судовладельцем-нерезидентом путем принятия телекса-номинации, в случае необходимости рассмотрения спора в судебном порядке относительно выполнения обязательств судовладельца по сделке, в том числе финансовых. То есть морскому агенту необходимо будет в судебном порядке осуществить признание факта совершения сделки, установление ее содержания, действительность отдельных условий сделки. Во избежание возникновения таких проблем морскому агенту следует оформлять договоры с учетом требований к письменной форме договора (статья 207 ГК).

В отношении содержания договора морского агентирования следует отметить, что, согласно статье 203 ГК, содержание сделки не может противоречить актам гражданского законодательства. Несоблюдение в момент совершения сделки требований статьи 203 ГК является основанием для признания сделки недействительной.

Статьей 628 ГК установлено, что содержание договора составляют в том числе условия, являющиеся обязательными. К существенным условиям договора статьей 638 ГК отнесено условие о предмете договора. В договоре морского агентирования предметом договора является предоставление морским агентом за вознаграждение судо-владельцу услуг в области торгового мореплавания. Как правило, в телексах-номинациях судовладелец поручает морскому агенту осуществлять агентирование его судна в соответствии с КТМ, что предусматривает осуществление обычных агентских функций. При этом в статье 117 КТМ полномочия морского агента настолько широки, что охватывают и услуги по экспедированию, декларированию груза. Вопрос в том, должны ли быть полномочия агента конкретизированы? Считаю, что да. И в пользу этого заключения говорит следующее.

Основанием для расторжения договора может быть нарушение одной из сторон предмета договора. Таким нарушением может быть превышение агентом своих полномочий.

При рассмотрении вопроса о превышении полномочий необходимо учитывать часть 2 статьи 305 ХК, согласно которой к агентским отношениям, в части, не урегулированной нормами ХК, иными нормативно-правовыми актами, определяющими особенности коммерческого посредничества, могут применяться соответствующие положения ГК, регулирующие отношения поручения. Статья 1003 ГК в императивной форме устанавливает, что в договоре поручения или выданной на основании договора доверенности должны быть четко определены юридические действия, которые надлежит совершить поверенному.

Таким образом, с учетом требований законодательства и для защиты интересов сторон и третьих лиц в договоре морского агентирования полномочия морского агента должны быть конкретизированы. В рам-ках телекса-номинации перечисление полномочий агента и других существенных условий договора - цена, срок действия и прочие, определенные сторонами, - зачастую не осуществляется. Для того чтобы обезопасить свой бизнес и минимизировать риски, морскому агенту необходимо к договору морского агентирования подходить с учетом всех требований действующего законодательства.

© Юридическая практика, 1998-2005
http://www.yurpractika.com/article.php?id=10004142

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~


ПОЗВОЛЬТЕ ПРЕДСТАВИТЬ КОМИССИЮ ...
Екатерина ТКАЧЕНКО
'Юридическая практика'

В силу своей роли и значимости институт посредничества известен уже давно. Однако, несмотря на широкое использование посредничества, четкое понимание и юридическая природа данного явления на практике зачастую доставляют немало хлопот. С другой стороны, ориентироваться на судебную практику и законодательные акты также довольно проблематично, поскольку в первом случае мы сталкиваемся с отсутствием однородной и 'внятной' практики, а в другом - с недостаточным законодательным регулированием. К тому же единого мнения в отношении юридической сущности посредничества на сегодняшний день нет. С одной стороны, в узком понимании определяется, что при посредничестве одним лицом (посредником) от своего имени и за свой счет (или за счет принципала) совершаются фактические действия, направленные на установление связей между принципалом и третьими лицами, и не порождающие юридические последствия для сторон договора. С другой стороны, в широком понимании считается, что при посредничестве лицом от своего имени и за счет принципала (от своего имени, но за счет принципала, от своего имени и за свой счет, но в интересах принципала) совершаются любые действия, направленные на установление юридической связи между контрагентами. То есть в таком случае допускается совершение посредником в интересах принципала помимо фактических и юридических действий (заключения сделок). Как правило, посредничество осуществляется через договоры поручения, комиссии, экспедиции, агентские договоры и пр. В данной статье хотелось бы подробнее остановиться на договоре комиссии.

Юридическая природа комиссии по-украински

Договор комиссии является одним из наиболее распространенных видов посреднических договоров в сфере услуг и торговли, охватывающим значительный сегмент рынка, в том числе и на внешнеэкономическом уровне. Использование данного договора довольно распростра-нено благодаря нескольким причинам. Во-первых, заключение ряда договоров требует от субъекта определенных специальных знаний, времени и усилий, поэтому куда как проще поручить другому квалифицированному лицу совершение указанных юридических действий. Во-вторых, участники правоотношений зачастую не желают лично выступать сторонами договоров, особенно при желании избежать излиш-него внимания контролирующих органов. В-третьих, оплата услуг комиссионера значительно экономит средства, время заключения договора, а также оптимизирует экономические риски, с этим связанные. Таким образом, учитывая перечисленные преимущества, особенно в некоторых отраслях (туризм, реклама, торговля, банковская деятельность), указанный договор наиболее распространен.

Итак, в соответствии со статьей 1011 Гражданского кодекса Украины (ГК), по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за плату заключить одну или несколько сделок (правочин) от своего имени, но за счет комитента. Как следует из приведенного понятия, комиссия в ГК рассматривается в узком понимании в том смысле, что комиссионер по договору совершает лишь юридические действия (предмет договора). Кроме того, сутью договора комиссии и основными признаками, отличающими его от других представительских договоров, являются следующие. Пер-вые. Право собственности на объект договора не передается от комитента к комиссионеру - собственниками выступают комитент и третье лицо (конечный покупатель/продавец). Как правило, указанное лицо конкретно не фигурирует в самом договоре комиссии, но при этом подразумевается, а напрямую с ним работает комиссионер. Вто-рые. Комиссионер действует от своего имени. Третье. Расходы по осуществлению функций комиссионера несет комитент.

Момент истины

Как известно, ничто не бывает таким сложным, как кажущаяся простота. Это в полной мере относится к регулированию договора комиссии новым ГК. В частности, ГК предусмотрены различные варианты, которые могут повлиять на отношения сторон договора. Например, срок действия договора. Как оказалось, это довольно скользкий момент, поскольку, согласно статье 1026 ГК, если в договоре комиссии не установлен срок его действия, комиссионер имеет право от него отказаться, уведомив комитента не позднее 30 дней до даты расторжения договора. С другой стороны, для комитента предусмотрено такое право независимо от указания срока в договоре.

Другое существенное условие - обязанность комитента воздерживаться от заключения договора комиссии с другими лицами. В таком случае у комиссионера возникает исключительное право на осуществление функций, предусмотренных договором комиссии. Плюс у комиссионера, в силу статьи 1017 ГК, есть право отступать от указаний комитента без предварительного запроса об этом, если того требуют интересы комитента. В таком случае комиссионер должен уведомить комитента о таком отступлении в разумные сроки. Еще отступление от указаний комитента для комиссионера, не являющегося предпринимателем, может выражаться в продаже имущества по цене ниже установленной договором. В этом случае комиссионер должен доплатить разницу комитенту, если не докажет, что он не имел возможности продать имущество по оговоренной цене, а продажа по заниженной цене предупредила еще большие убытки. Также интересным моментом ГК можно считать то, что договор субкомиссии может быть заключен лишь с согласия комитента. В этом случае комиссионер несет ответственность за действия субкомиссионера перед комитентом, и в то же время он приобретает право комитента по отношению к субкомиссионеру.

И, конечно, вопрос оплаты услуг комиссионера. Если договором такая оплата не оговорена, она выплачивается непосредственно после выполнения договора комиссии, исходя из обычных цен на такие услуги. Договором может быть оговорено право комиссионера на дополнительную плату в случае, если он поручается за выполнение договора третьим лицом. Комиссионер имеет право на комиссионную плату на общих основаниях (предусмотренных договором, или же исходя из обычных цен за такие услуги), если договор не был исполнен по причинам, не зависящим от комиссионера. А, согласно статьям 1025, 1026 ГК, в случае расторжения договора комиссии или одностороннего отказа от него оплата комиссионеру осуществляется за фактически осуществленные действия. ГК установил, что если комиссионер заключил сделку на условиях более выгодных, нежели те, что были оговорены ранее, дополнительно полученная выгода по такой сделке принадлежит комитенту. Нужно сказать, что специальные условия комиссионного вознаграждения комиссионера в договоре должны прорабатываться сторонами очень тщательно, поскольку впоследствии некоторые 'недосказанности' могут значительно повлиять на исход судебного разбирательства. Так, например, между сторонами А (комитент) и Б (комиссионер) был заключен договор комиссии, согласно которому комиссионер обязался по поручению комитента за вознаграждение произвести от своего имени, в интересах комитента и за его счет реализацию недвижимого имущества. Спор между сторонами возник в результате различного толкования пункта договора, устанавливающего размер причитающегося комиссионеру вознаграждения. Спорным пунктом предусмотрено право комиссионера удерживать из средств, перечисленных покупателем (третьей стороной), комиссионное вознаграждение в размере 4 % от цены реализации недвижимости. А расчет суммы комиссионного вознаграждения предусмотрено проводить, исходя из фактической суммы средств, поступивших от покупателя за реализованную недвижимость, о чем указывается в акте документальной сверки взаиморасчетов по договору. Налицо два взаимоисключающих положения! Не секрет, что фактически полученная по договору купли-продажи недвижимости сумма может не сов-падать с суммой, перечисляемой комитенту. И в случае перечисления меньшей суммы процент от нее будет меньше, что не выгодно комиссионеру. А вот комитенту - наоборот. В рассматриваемом деле исковые требования комитента суд удовлетворил в полном объеме. В частнос-ти, суд посчитал, что положение договора о расчете вознаграждения, исходя из фактически перечисленной суммы, является уточнением к предыдущему пункту. Кроме того, суд опирался также на акт выполненных работ и акт сверки взаиморасчетов, составленных сторонами, которыми подтверждается факт получения комиссионером от покупателя недвижимого имущества денежных средств, из расчета которых комитент впоследствии выплатил вознаграждение комиссионеру. Стало быть, комиссионер, подписав перечисленные документы и приняв вознаграждение в указанном размере, подтвердил правильность определения вознаграждения.

Приведенное далеко не исчерпывает проблематики договора комиссии. Как свидетельствует практика, распространены ситуации, когда стороны в договоре смешивают комиссию и куплю-продажу, а потом в суде начинают отстаивать наиболее выгодную для себя позицию. Встречаются также случаи, когда в договоре комиссии комитент поручает комиссионеру совершить не только юридические, но и фактические действия, а потом это же и оспаривает. И так до бесконечности.

Подводя итог, нужно сказать, что в первую очередь стороны должны внимательно относиться к формулировке существенных для себя условий и представлять себе разницу между правоотношениями по договору комиссии и по другим договорам.

© Юридическая практика, 1998-2005
http://www.yurpractika.com/article.php?id=10004163
 
Никнейм agents зарегистрирован!
При использовании материалов сайта ссылка на http://agents.sitecity.ru - ОБЯЗАТЕЛЬНА ! ! ! ♪ ♥ ♠ ♣ ♦ ♫ AlexP's games Бобыч.Ру - все, что нужно! Рейтинг TopSport Jewel TOP 20 UA-RU Переводчик - Uaportal.com Животные: собаки, кошки, аквариумные рыбки, птицы, лошади, попугаи, грызуны, рептилии, амфибии, членистоногие, дикие животные; фото животных, картинки, обои животных; породы собак, породы кошек; клички собак, клички кошек, клички животных; форумы о животных, рефераты, голоса животных, консультации Одессика The Ocean Rowing Society
Каталог с прямыми ссылками
ФОБОС: погода в г.Одесса
Era.com.ua - Сервер Объявлений, Каталог сайтов
Обмен ссылками
Проголосовать за этот сайт в рейтинге!
 


Большой ассортимент запчастей: глушители, крылья, подвеска, бамперы, амортизаторы Рено | Безоперационная ультразвуковая липосакция | Романтика круизов по морям и рекам